Спортсменки

Детали судебного дела Зверева: как шли переговоры, признали ли его невиновным

Судебное дело по обвинению Александра Зверева в нанесении телесных повреждений бывшей девушке Бренде Патеа завершилось на прошлой неделе в Берлине после двух заседаний. Стороны договорились вне суда, но как именно это понимать, по-прежнему многим неясно.

Британский спортивный репортер Джонатан Крейн, базирующийся в Берлине, был в суде и знает локальный контекст вокруг него, поэтому в подкасте No Challenges Remaining объяснил, что все это значит. Ниже – пересказ того, чем он поделился.

***

● Предметом разбирательства был один инцидент в мае-2020. В обвинении, датированном октябрем-2021, говорилось о «нанесении телесных повреждений женщине и вреда ее здоровью во время ссоры». Через несколько дней после подачи заявления Патеа дала интервью Süddeutsche Zeitung, в котором рассказала, что Зверев швырнули ее об стену, душил, после чего у нее болело горло, и было больно глотать. Юристы Зверера вскоре добились удаления этого материала как представляющего только одну сторону конфликта.

● Позднее юристы теннисиста препятствовали даже распространению этой же информации из общедоступных судебных документов, описывавших предстоящее разбирательство, несмотря на то, что она в любом случае стала известна несколькими днями позже, когда процесс начался. Это была их тактика – постоянное давление.

Патеа в ложе Зверева на Australian Open-2020

● Поскольку это не тяжкое преступление, на дело назначили одну судью, но зал был полон представителями медиа. В первый день в пятницу выступали юристы Зверева, Патеа должна была давать показания на следующем заседании. В тот день ее не было даже в зале – она сидела на скамейке у здания суда.

● Адвокаты Зверева использовали свое – публичное – выступление, чтобы представить Патеа в максимально негативном свете (охотилась за деньгами и известностью, врала про работу, выходила со Зверевым в свет через несколько дней после инцидента), а как только очередь изложить версию событий перешла к Патеа, попросили сделать процесс закрытым, спекулируя интересами трехлетней дочери Патеа и Зверева Майлы. Адвокат Патеа сказал, что это понятная стратегия, и они были к ней готовы.

Зверев навестил Патеа и их дочь Майлу летом-2021 за несколько месяцев до предъявления обвинений

● У Зверева была блокбастер-команда: один его адвокат Альфред Дьерламм ранее защищал Маркуса Брауна – CEO обанкротившейся платежной системы Wirecard, в 2020 году потерявшей почти 2 млрд евро. О его медиа-юристе Кристиане Шерце, представлявшем Тилля Линдеманна из Rammstein, несколько недель назад в Германии вышла документалка. Также они привлекли судебного патологоанатома, известного в Германии по работе на телевидении.

● Защита Зверева привлекла специалистов по речи и сравнила заявление Патеа с историей Ольги Шарыповой – первой бывшей девушки, обвинившей Зверева в насилии. По заключению эксперта, язык, использованный Патеа, совпадает со словами Шарыповой. В интерпретации адвокатов Зверева это означает не паттерн поведения Зверева, а то, что Патеа скопировала Шарыпову, то есть все выдумала.

Зверев на фейстайме с Патеа и Майлой 1 августа 2021-го с олимпийским золотом за два месяца до предъявления обвинений

● В понедельник перед вторым заседанием одна съемочная группа у здания суда успела перекинуться несколькими словами с Патеа, когда она приехала. Она звучала охрипшей и больной и после двух с половиной часов дачи показаний (за закрытыми дверьми) попросила ее отпустить. Заседание было завершено, чтобы позднее возобновиться допросом Патеа адвокатами Зверева. Этого не произошло, потому что еще до тех пор представители Патеа связались с командой Зверева и предложили договориться. Когда стороны договорились, об этом сообщили судье и особенно – прокурору, потому что это он должен был согласиться или отказаться не продолжать разбирательство.

● Прокурор выставил условие для прекращения дела – Зверев должен заплатить 200 000 евро (размер выплаты устанавливается в зависимости от дохода): 150 000 государству + 50 000 на благотворительность. Важно, что это не штраф, не судебные издержки, не компенсация Патеа, не наказание или признание/искупление вины – это назначенный прокуратурой и не отражающий содержание дела сбор за остановку процесса (потому что она изначально заводить его не собиралась, выпустив ордер на штраф. Суд начался по инициативе Зверева – когда он не признал вину и ордер оспорил). Детали внесудебного соглашения сторон не разглашаются и неизвестны.

● Слова Зверева о том, что закрытие дела означает невиновность, не соответствуют действительности. Да, его можно считать невиновным, но исключительно по презумпции невиновности, а не потому, что дело закрыто. Суд не вынес по делу никакого вердикта – а значит, по выражению судебного представителя, «правда остается неустановленной». При этом судья Барбара Людерс назвала приостановку процесса «успехом» и отметила, что выступала за это еще до начала переговоров между сторонами, потому что во взаимных препирательствах и очернениях не было бы никакого общественного интереса.

● Главный вопроc даже не в том, что сделал или не сделал Зверев, а в том, как с этой историей повел себя теннис. Допустим, что у ATP нет регламента в отношении обвинений в домашнем насилии. Но в кодексе ATP есть статья о том, что обвинения игрока по уголовной статье достаточно для его отстранения. Да, такое отстранение, по тому же кодексу, игрок может оспорить – но по крайней мере, если бы ATP эту статью применила, она бы показала свое отношение к проблеме домашнего насилия. А так – они используют кодекс по собственному усмотрению, применяя его выборочно, и это несерьезно.

Зверева наказали за нападение на бывшую девушку. Это уже вторые обвинения в насилии

Фото: Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein; instagram.com/brendapatea

Источник

Смотрите также
Close
Back to top button